Прошлое и настоящее

На своем приходе - НАВСЕГДА...

На своем приходе - НАВСЕГДА...

Из истории ПРИХОДА 18.01.2019 в 00:42 763 просмотра 0 комментариев

Батюшка остался на своем приходе навсегда. Место его вечного упокоения находится справа от главного алтаря Спасо-Преображенского храма. Над его могилой, не угасая, горит лампада.
Многие прихожане помнят своего доброго пастыря. Часто можно видеть, как люди приходят сюда, и это не только наши, местные, но и приезжие из Казани, из других уголков Татарстана. Одни когда-то крестились у батюшки, другие у него венчались, третьи приезжали за советом, наставлением и благословением. У всех остались самые приятные воспоминания от общения со священником.

Ценил и берег своих ЧАД

Наши прихожане вспоминают: «Отец Георгий был очень хороший руководитель, людей ценил и берег. Мы тогда жили дружно, как одна большая семья. Батюшка работал вместе с нами и на наши уговоры, мол, мы сами все сделаем, никогда не поддавался.

Отопление в церкви было печное. Отец Георгий всегда сам дрова колол, носил и печи топил. Бывали зимы снежные: наметет так, что еле из дома выберешься. Утром на службу идешь кое-как, а у церкви все почищено - это наш батюшка с раннего утра уже все сам разгреб.

А какие у нас службы были!.. Голос у батюшки был очень красивый».

В доме у отца Георгия очень уютно. «Все делал для себя», – рассказывает матушка Тамара Павловна.

Кабинет батюшки весь в иконах, на стенах старые фотографии.

Родом из СССР

Его биография - это история церкви советского периода, история Казанской епархии, история семьи священника в стране, в которой «не было места Богу и его прислужникам - попап».

Георгий Аркадьевич Давыдов родился в 1940 году в селе Ильмово, это Закамье. Отец погиб в Финскую войну, маленький Юра остался на руках у мамы. Жили бедно, голодно.

В конце 50-х, в селе Царицыно, под Казанью, служил священник Феодор Алешин. Лагеря, тюрьмы подорвали его здоровье. Восемнадцатилетний Юра Давыдов ухаживал за престарелым батюшкой, а тот научил юношу чтению по-славянски, церковному пению и, главное, привил любовь к храму и богослужению. Георгий решил пойти по духовному пути.

По духовному пути

Поступил в Московскую семинарию, в тогдашний Загорск (ныне - Сергиев Посад). Учился успешно, пел в семинарском хоре. Но как он читал! Такого громкого и красивого голоса не было ни у кого. Когда в Троице-Сергиеву Лавру приезжал служить Святейший Патриарх Алексий I, то Шестопсалмие на всенощной ставили читать только Георгия Давыдова.

В 1963 году, по окончании семинарии, он женился на Тамаре Аминевой, которая пела с мамой в хоре Никольского собора Казани. Епископ Казанский и Марийский Михаил (Воскресенский) рукоположил молодого семинариста в дьякона и направил служить в храм Ярославских чудотворцев, что на Арском кладбище.

18 лет отец Георгий служил дьяконом. Как-то в областной газете вышла статья антирелигиозного содержания, где говорилось, что «своим голосом Георгий Давыдов приводит людей к фанатизму». В советское время такой "отзыв" для православных был скорее похвалой!

Отец Георгий долго не рукополагался в священники, никто из казанских архиереев не хотел отпускать от себя такого голосистого протодьякона, да и тот не настаивал на рукоположении: «Не хочу чужих грехов собирать, своих полно» (одно из совершаемых священником Таинств – исповедь, на которой принимаются грехи людей).

С Богом ничто не страшно

Отец Георгий никогда не боялся ни властей, ни уполномоченных по делам религии.

- Бога одного надо бояться - говорил батюшка.

В 1990 году в Казань приехала съемочная группа телекомпании BBC (из Англии), хотели снять фильм о православии в Татарии и о жизни православного священника.

«Никто не соглашался на съемку, боялись, а отец Георгий согласился, – вспоминает матушка Тамара. - Нас стращали и знакомые, и друзья, это ведь было начало перестройки, никто не знал, что будет с Церковью, поэтому и вели себя настороженно. Поговаривали, что перестройка – это временное послабление и скоро все будет, как прежде.

И вот к нам в квартиру пришли репортеры; правда, с ними было немало сопровождающих «гражданских лиц» (кэгэбэшников). Соседи потом рассказывали, что и в подъезде дежурили незнакомые крепкие мужчины.

Общение было непринужденным, отец Георгий рассказывал про свою жизнь, про власть, про веру. Режиссер потом благодарил батюшку, жаль только, что фильм куда-то затерялся».

На Кабанском приходе

Началась перестройка, стали открывать храмы. Одним из первых в Казани отдали храм Петра и Павла «на горе». Отец Георгий просился у архиерея восстанавливать эту церковь. Уже будучи священником, восстанавливал храм семь лет. В 1992 году епископ Анастасий назначил отца Георгия настоятелем Спасо-Преображенского прихода села Большие Кабаны.

«Мы всей душой и всем сердцем любили отца Георгия, - делится своими воспоминаниями игумен Пимен (Ивентьев), настоятель Кизического монастыря города Казани. - Когда отец Георгий был настоятелем только что открывшегося Петро-Павловского храма, мы, молодые ребята, ходили на службы к батюшке, помогали в алтаре, читали и пели на богослужениях.

Когда отца Георгия назначили настоятелем в Кабаны, мы любили приезжать к нему. Он всегда радовался людям, с ним можно было говорить на любые темы, как на мирские, так и на духовные и, получить мудрый совет».

Дочь отца Георгия Вероника рассказывает: «На шестой неделе Великого поста, перед Пасхой, всегда мыли храм от копоти. Воду грели на улице - на костре в бочках. Ребята, школьники 9-10 классов, помогали в алтаре, мыли своды, окна. В церкви ставили леса, тут уже наши прихожанки трудились. Работы было много, одних только подсвечников начистить - труд большой. Две-три кухарки готовили постные щи, кашу гороховую, пончики постные жарили к чаю. Все довольные, храм к Пасхе чистенький. Так хорошо и радостно было!»

Многое сохранилось в памяти прихожан. Однажды в храм пришла женщина с ребенком, мальчику годика три-четыре, такой красивенький, бойкий, Жориком звать.

- Ради вас живет! - подводя ребенка к отцу Георгию, улыбаясь, говорит женщина.

- Почему ради меня? - спрашивает батюшка.

- Так это вы меня отговорили аборт делать...

Вспоминает Владимир Вихинов из Казани: «В 1998 году мы с другом приехали в Кабанский храм. Около церкви копался какой-то мужичок. Мы подумали, что это церковный служка; и действительно, на вид очень простой, в каких-то штопаных штанах, галошах, фуфайке, в старенькой шапке-ушанке. Был будний день, и мы, не рассчитывая увидеть священника, обратились к нему. Когда же тот с нами стал говорить, поняли, что это не простой мужичок, а когда расставались, узнали, что это и есть настоятель. Отец Георгий был мудрый человек. Так из Казани мы стали ездить к батюшке на службы. Сейчас батюшки нет, нет и моего друга, но я продолжаю сюда приезжать, ведь здесь могила моего духовного отца».

Сокровенная мечта

Была у отца Георгия сокровенная мечта - построить храм. Но знали об этом немногие. Эта мечта еще с семинарских времен, и вот, казалось бы, появилась возможность ее воплощения. Начало 90-х, открываются храмы, строятся новые… Но он уже на Кабанском приходе, а желание реализовать мечту осталось. Что делать? Как узнать волю Бога? Уходить из Кабан на какой-нибудь вновь образованный приход, чтобы там построить новый храм?

Как-то своими переживаниями батюшка поделился с алтарником Петром Ивановичем Туманиным, который более полувека прислуживал в алтаре Преображенского храма. Тот, подумав, посоветовал: «А Вы, батюшка, напишите две записки «уходить» и «не уходить», перемешайте их, чтоб не знать, где какая, и положите на престол, а после Литургии возьмите одну, вот и будет Вам ответ». Батюшка послушался и вытащил «не уходить».

И целитель, и устроитель

«Отца Георгия как только не называли: и психологом, и невропатологом. Умел он успокоить, рассудить, умиротворить, – делится одна из прихожанок нашего храма. - Я сама наблюдала: пришла однажды в храм уже немолодая пара, оба угрюмые, мрачные. Батюшка заговорил с ними, а ему в ответ: «Да ведь мы разводиться будем…» Батюшка отвел в сторону мужа, разговаривал с ним. Потом ей: «Иди-ка сюда». С женой беседовал. Потом – с обоими. И подвел итог разговору: «Через неделю жду на венчание!» Супруги выходят из храма с улыбками. Венчались и все время приезжали к нам в храм. Слава Богу, все наладилось».

Есть в Татарии юмористический журнал «Чаян», и там как-то «пропечатали» священника из села Костенеево - отца Иоанна Бибульдина. Суть такая: он сам занимался ремонтом церкви, штукатурил, красил, и сотрудники этого журнала запечатлели, как он красит церковь, а на другой фотографии – полуразрушенный сельский клуб. Отец Иоанн очень расстроился, был в угнетенном состоянии, а отец Георгий его утешал: «Чего ты переживаешь? Это же хорошо, что ты сам храм ремонтируешь. Вот если бы написали, что ты пьяница или дебошир, тогда переживать надо бы!» Отец Иоанн сразу повеселел.

За время служения отца Георгия Спасо-Преображенский приход стал образцовым в Казанской епархии: сделан мраморный пол и новые киоты для икон, оборудовано газовое отопление, отреставрированы иконостасы. Весь храм преобразился и внутри, и снаружи, но самым главным достижением настоятеля стали люди, собранные в единый крепкий приход.

У отца Георгия был дар общения. Он просто разговаривал и с церковными, и с нецерковными; мог найти слова, проникающие в самую душу собеседника. Об этом мне приходилось слышать от тех, кто сегодня бывает в нашем храме. Они с теплотой и любовью вспоминают священника с доброй улыбкой, обладавшего искренним сердцем и чуткой душой.

Вечная память тебе, дорогой отче.

Подготовил игумен Александр (Зинин).